Николаевка Приморская

line

 

Николаевка Приморская (ICAO: XHWE) — военный аэродром в Приморском крае, расположенный в 37 км северо-восточнее города Находки, гарнизон (сельское поселение) Николаевка.

Текущее состояние аэродрома

На аэродроме базируется авиация Тихоокеанского флота ВМФ России — самолеты Ил-18, Ил-38, вертолеты Ка-27, Ми-8. Планировалась дислокация вертолетов Ка-52К для российских кораблей типа «Мистраль».

Аэродром и гарнизон являются центром 7062-й авиабазы ТОФ.

Данные аэродрома:

Индекс аэродрома ЬХВЕ / XHWE

Круг полетов LL

ВПП 04/22 2000 × 58 метров

Курс магнитный 037°/217°

Курс истинный 027°/207°

Порог 1 N43.07842° E133.18545°

Порог 2 N43.09448° E133.19665°

Покрытие — бетон

Позывной — «Решительный».

История.

В конце 1933 г. вышло постановление Совета Труда и Обороны «О мероприятиях по укреплению Амура и побережья Дальнего Востока», в соответствии с которым, к ноябрю 1934 г. планировалось развернуть на Дальнем Востоке 11 авиационных эскадрилий. Для реализации этих замыслов, в соответствии с «Планом оргмероприятий штаба РККА на 1934 г.» № 1/1/33053 от 21.12.1933 г. и № 1/1/31880 от 05.10.1933 г., в течение 1934 г. на Дальний Восток с западных регионов страны были перебазированы 11 эскадрилий, в том числе, из Новочеркасска — 22-я и 32-я легкобомбардировочные АЭ на самолетах Р-5 — на аэродром Николаевка. В 1936 году обе эскадрильи перевооружились на скоростные бомбардировщики СБ (АНТ-40). К концу года на аэродроме формируются еще две эскадрильи скоростных бомбардировщиков — 52-я и 53-я СБАЭ.

В 1938 году на аэродроме Николаевка на базе 22-й, 32-й, 52-й, 53-й СБАЭ развернут 34-й СБАП на самолетах СБ. Полк вошел в состав формируемой 29-й авиационной бригады ВВС ТОФ. В 1943 году 29 Ав. бригада стала именоваться 2-й минно-торпедной авиационной дивизией.

В 1942 году на базе 34-го БАП был сформирован новый 33-й БАП на самолетах СБ и Пе-2. 33-Й БАП вошел в состав формируемой в Николаевке 10-й авиационной бригады, управление которой было переведено с Балтийского флота. В 1943 году бригада переформирована в дивизию (10-я авиационная дивизия пикирующих бомбардировщиков ВВС ВМФ), в составе которой на аэродроме базировались: 33-й БАП, 34-й БАП и 19-й ИАП.

По результатам боевых действий с Японией 34-й ближнебомбардировочный авиационный полк преобразован в гвардейский (переименован в 17-й гв. ББАП) и награжден орденом Красного Знамени, дивизии присвоено почетное наименование «Сейсинская».

Также в период с 12 июля 1943 года по 20 сентября 1947 года на аэродроме Николаевка базировался 534-й истребительный авиационный полк на самолетах И-153, впоследствии переименованный в 3-й истребительный авиационный полк. Полк принимал участие в Советско-японской войне. В сентябре 1947 года полк перебазирован в Хабаровск.

В 1947 году 10-я АДПБ стала именоваться 89-й минно-торпедной дивизией, 17-й гв. АППБ переименован в 567-й гв. МТАП ВВС 5-го ВМФ, а 33-й БАП был расформирован.

В 1960 году, в связи с реформированием армии, 567-й гвардейский МТАП ликвидирован (как и вся 89-я МТАД в полном составе), однако уже через год в Николаевке на остатках 567-го полка формируется новый 867-й гв. МТАП, с сохранением всех регалий. Полк перевооружается на самолеты Ил-28.

В 1960 году родилась противолодочная авиация ТОФ, когда в ноябре этого года 289-й ОМДРАП (бывш. 16-й ОМДРАП), вооруженный самолетами Бе-6, был переформирован в 289-й отдельный дальний противолодочный авиационный полк.

В 1965 году 867-й гв. МТАП снова переформируется в 867-й гв. отдельный дальнеразведывательный авиационный полк, перевооружившись на самолеты Ту-95РЦ и вскоре перебазировавшись на новое место дислокации — аэродром Хороль.

С декабря 1968 г. началось переучивание личного состава 289-го ОПЛАП на самолет-амфибию Бе-12, а в 1969 г. на аэродроме Николаевка формируется новый 77-й отдельный противолодочный авиационный полк дальнего действия, вооруженный новыми самолетами Ил-38.

В 1993 году 77-й полк расформирован, самолеты и почетные наименования переданы соседнему 289-му полку, самолеты-амфибии Бе-12 сняты с вооружения. В этом же году, после расформирования гарнизона Новонежино, в 289-й полк ввели вертолетную эскадрилью на Ка-27, Ка-29 и Ми-8.

В 2010 году все авиационные воинские части аэродрома Николаевка переформированы в 7062 АвБ ТОФ.

Вот уже 40 лет по соседству с г. Партизанском, в Николаевке живет и трудится ветеран Великой Отечественной войны – боевой авиационный полк. Полное имя его – Краснознаменный Порт-Артурский полк. Создан он был перед войной с фашистской Германией – в декабре 1940 г. Текущий 2010 г. – год 65 Великой Победы и год 70-летия полка.

Так случилось, что становление его, как боевой единицы Вооруженных Сил страны пришлось на годы ВОВ, на 5 лет, в течение которых полк научился летать на разных типах самолетов; находясь на Дальнем Востоке, участвовал в войне с фашистской Германией, направив на различные фронты большие группы летного состава и боевые самолеты, а самую большую нагрузку полк взял на себя в войне с Японией в 1945 г.

6 декабря 1940 г. был подписан приказ о формировании 16-го Морского разведывательного полка ВВС (Военно-Воздушных сил) ТОФ (Тихоокеанского флота). Полк создавался на базе 13-й отдельной авиаэскадрильи, прибывшей на Дальний Восток с юга страны, вооруженной самолетами МБР-2 (Морской ближний разведчик). Местом базирования сил был назначен гидроаэродром б/х Суходол – удивительно красивое место, привлекательный уголок, очень похожий на южный берег Крыма.

На вооружении были гидросамолеты (т. е. взлетавшие и садившиеся на воду) и амфибии – гидросамолеты, снабженные шасси (для посадки на сушу и взлета с суши). Бухта Суходол глубокая, в нее свободно заходили и стояли на рейде большие военный корабли. Кроме гидроаэродрома в Суходоле имелся и сухопутный аэродром для амфибий и самолетов.

Военно-морской базе ТОФ была крайне необходима гидроавиация, поэтому еще в 1937 г. в Суходол, практически на пустом месте, было построено все необходимое для авиации. Перед полком были поставлены задачи:

1. Вести разведку ВМБ (Военно-морских баз), расположенных на северо-восточном побережье Кореи, а в случае войны, несение бомбовых ударов по этим базам.

2. Вести воздушную разведку над морем на ближних подступах к главной базе ТОФ, чтобы не допустить внезапного нападения кораблей противника.

3. Сопровождать корабли флота при переходе морем вдоль побережья Приморья.

4. Спасение экипажей самолетов, вынужденно севших в море и потерпевших бедствие кораблей и т.д. Комплектование авиаполка личным составом и боевой техникой было завершено в течение зимы-весны 1941 года: в 2-х авиаэскадрильях самолеты МБР-2; в третьей - самолеты Че-2. и еще 8-е корректировочное звено, занимавшееся корректировкой артиллерийских стрельб с кораблей ТОФ и береговой охраны, а также буксировкой конусов для стрельб зенитной артиллерии.

К концу весны 1941 г. наш полк, как боевая единица, мог выполнять поставленные задачи. Началась Велика Отечественная война. Сразу же по получении сигнала о начале войны с фашистской Германией, войскам Дальнего Востока и ТОФ была объявлена боевая готовность № 1. Эта готовность фактически существовала до конца сентября 1945 г., потому что союзница фашистской Германии – Япония держала в Манчжурии миллионную Квантунскую армию, готовую в любую минуту начать боевые действия против нашей страны.

Л. П. Даньшин служил в нашем полку с июня 1941 г. в 3-й эскадрильи, в которую весной 1941 г. поступили и собирались на месте самолеты Че-2, конструкции Четверикова. Это 2-х моторная лодка средней величины с однокилевым хвостовым оперением. Взлетал этот морской самолет с воды, но зимой цеплялись шасси (были предусмотрены в конструкции узлы) и летали со льда. По тем временам это была новинка. Летный экипаж состоял из 3 человек: 1-й и 2-й летчики и бортовой техник. Для б/техника отдельной кабины не было, но были лазы с лодки в крылья самолета и в полете он периодически лазал в гондолы моторов и следил, как бы чего не случилось, особенно с трубопроводами, которые в большинстве своем были дюралевыми или медными, от вибрации нередко ломались, особенно от вакуумного насоса.

Собирались самолеты в полку личным составом, прибывшим из военных училищ группой специалистов. Молотовское (Пермское) АТУ эти самолеты имело для обучения и выпускники знали их досконально. Л. П. Даньшин окончил полный курс ВМАТУ (Военно-морское авиационно-техническое училище) им. Молотова, но началась война, курсантов выпустили сержантами вместо техник-лейтенантов, т.е. не присвоив им офицерских званий, как и курсантов летных училищ. Теперь мы об этом знаем из истории ВОВ.

Одним из специалистов, занимавшихся сборкой и эксплуатацией самолетов Че-2 был мой отец – военный инженер Люлин Владимир Максимович. О нем и о Че-2 рассказал сослуживец отца – Сулимов Сергей Мефодиевич, тоже военный авиаинженер, вместе они прошли 4 военных года. «…(отец) Люлин В. М. служил инженером 3-й авиаэскадрильи на самых неудачных наших морских самолетах Че-2. Самолет был страшно тяжелым и в смысле техники пилотирования и в смысле его технической эксплуатации. Трудно ему доставалось с такими самолетами. Он много работал над совершенствованием конструкции и обеспечением эксплуатации самолетов. По праву считался одним из лучших рационализаторов части». Даньшин Л. П. вспоминал: «В 3-й эскадрилье инженером у нас был очень скромный, глубоко знающий свое дело Люлин В. М. Чем он запомнился – не многословен, учил работать грамотно, быстро и культурно, так как сам представлял собой человека высокоорганизованного и культурного. Хотя общение было по службе (сдавал ему зачеты) в памяти моей и в дальнейшей службе я, кажется, не встречал столь сдержанного и культурного человека».

Пока учились летать и обслуживать самолеты Че-2, потеряли много людей и техники:

1. 14.04.1941 г. «Самолет Че-2 - при посадке на ветровую волну оторвался лист дюрали (обшивка) через 20-25 мин. на плаву самолет затонул;

2. С-т Че-2: при просушке самолета горячими кирпичами самолет сгорел;

3. 25.04.42 г. самолет Че-2. В воздухе столкнулись два самолета – погибли пилот Радионов, штурман полка Гайдученко. Это выписка из исторического журнала полка. Были еще потери, но такое вооружение было на начало войны. Тем не менее, полк нес службу, учился летать летом в б/х Круглой (Б/Камень), где построили спуски, и зимой со льда, установив на самолеты шасси. Обучали прибывших в полк летчиков-истребителей. Это было с весны 1942 г. в 3-й авиаэскадрилье.

В США были закуплены боевые самолеты ПБН-1 и ПБУ-6А (амфибия). Для их перегонки в страну была сформирована и подготовлена группа летного состава, отряд, который улетел в Южную Америку (Бразилию), где завершил переучивание на новые самолеты и осуществил их перегонку в СССР.

Этими самолетами в течение 1943-45 гг. был перевооружен весь полк. Есть групповые фотографии перегонщиков. Командиром одного из отрядов был зам. командира капитан Цурбанов, награжденный за эту работу орденами Ленина и Красного знамени. Этого большого, красивого, широкой души человека, с удивительно доброй улыбкой знали все дети в Суходоле.

Осенью 1942 г., когда под Сталинградом шли кровопролитные бои, из нашего полка убыла большая группа личного состава на Сталинградский фронт.

Даньшин Л. П. вспоминал: «Зима 1943 г. была лютая по температуре, голодная по жизни и бесконечные полеты почти каждый день, т. к. одна группа уходила, появлялись новые и т. д. Все изрядно переболели, помню с огромными чирьями на шее приходилось делать дело».

В мае 1943 г. в действующий Черноморский флот было отправлено 8 самолетов МБР-2 вместе с летным и техническим составом воевать на море. Погрузились в железнодорожные составы вместе с техникой и в путь.

Весной 1944 г. на фронт убыла еще одна довольно большая группа опытных летчиков и штурманов нашего полка. Они воевали так, что вскоре трое из этой группы были удостоены высокого звания Герой Советского Союза. Это капитан И. Тихомиров, ст. лейтенант Пысин, ст. лейтенант Воронин И.

Наш полк выполняя свои задачи на ТОФ так участвовал в войне с фашистами. 30 апреля 1944 г. от имени Верховного Совета СССР полку было вручено Боевое знамя части, под которым личный состав полка по сей день несет боевую вахту по охране дальневосточных рубежей нашей Родины.

К весне 1945 г. полк перевооружился на прибывшие из Америки самолеты ПБН-1 «Каталина» (гидросамолет) и ПБУ-6А (амфибия), переучивание и перегонка проведены без потерь, в короткие сроки, успешно, несмотря на то, что все описания и инструкции были на английском языке, и русских изданий первое время не было.

9 августа 1945 г. авиационный полк в полном составе вступил в войну с империалистической Японией. Четыре эскадрильи выполняли полеты круглосуточно, при любой погоде. Вылетали на разведку кораблей в море – 74 вылета; 10 вылетов – на воздушный дозор; 19 вылетов – на спасение экипажей вынужденно севших в море; более 100 самолетовылетов для высадки десанта на аэродромы противника. Выполняя эти задания, экипажи полка показали высокую выучку и мастерство. Так, с 14 на 15 августа 1945 г. 6 экипажей нашего полка вылетели на разведку темной ночью, в тумане с моросью при практически нулевой видимости. История мировой авиации не знала, и теперь, пожалуй, не знает примера полета в столь сложных метеорологических условиях. За успешное выполнение этого задания все 6 командиров кораблей (экипажей) были награждены орденами Боевого Красного Знамени; остальные члены экипажей – орденами и медалями.

22 августа 1945 г., экипажами полка была проведена дерзкая и решительная операция по высадке десанта на аэродром Гензак, находившийся в руках японского гарнизона. Ст. л-т Г. Ильяшенко был удостоен звания Герой Советского Союза за участие в этой операции.

В период с 24 по 28 августа были высажены моряки-десантники в Порт-Артуре Дальнем. В этой операции участвовало 22 самолета. На борту одного из наших самолетов с десантниками находился генерал-майор авиации Преображенский, впоследствии командующий авиацией ВМФ СССР.

«Морские ПБН-1 высадили десант в Порт-Артуре в количестве 300 человек морской пехоты; полет был сложным – в облаках; посадка – на волну 3-4 балла, но без жертв», – вспоминал Даньшин Л. П.

За отличное выполнение боевых заданий приказом верховного главнокомандующего от 23 августа 1945 года всему личному составу полка была объявлена благодарность. За образцовое выполнение боевых заданий в войне с Японией Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 сентября 1945 г. полк был награжден орденом Боевого Красного Знамени. За успешное выполнение воздушно-десантной операции по занятию Порт-Артура приказом Верховного Главнокомандующего авиационному полку присвоено почетное наименование «Порт-Артурский».

Даньшин Л.П. вспоминал: «В сентябре 1945 г. два самолета ПБУ-6А с командирами экипажей Хаминым В. С. и Трофимовым Л. М. участвовали в высадке сухопутного десанта с морскими командирами на Курильские острова Уруп и Итуруп. Десантников в самолете Трофимова находилось 30 человек-автоматчиков. При взлете сильный ветер (после высадки десанта на о. Уруп), ночью при огромной боковой волне наш самолет развернуло поперек волны, и от удара об нее самолет затонул.

Мне удалось выбросить резиновую лодку (до берега было км 7) мы добрались до острова, высаженные нами десантники еще не ушли; мы с экипажем присоединились к отряду. Я был избран комиссаром отряда состоящего из 67 человек и в течение 3-х дней мы шли по берегу на японскую базу.

Хамин В. С., командир 2-го самолета, которому удалось взлететь, сообщил в полк о происшествии; за экипажем на третьи сутки пришел морской тральщик. Нас перебросили в г. Тойохаре (сейчас Корсаков), затем на самолете в б/х Суходол, там я получил новую амфибию за номером 25».

На завершающем этапе войны с Японией экипажам нашего полка было приказано доставить в Токио представителей высшего командования для участия в церемонии подписания акта о капитуляции Японии. Церемония проходила на борту линкора «Миссури» в Токийском заливе. Это правительственное задание было выполнено успешно. Через несколько дней после принятия капитуляции из Токио в Суходол были доставлены члены дипломатического корпуса СССР, во главе с послом СССР в Японии – Яковом Маликом.

«К концу сентября 1945 г. мне пришлось (командир экипажа ст. л-нт Щевелев И. В.) войти в отряд из трех самолетов ПБУ-6А для обслуживания дипломатического корпуса генерала-лейтенанта Деревянко, того самого, который подписывал акт о капитуляции Японии 3.09.1945 г. Выполняли задачи: обеспечивали продуктами (рис, мука, папиросы, водка, макароны, сухофрукты), словом, все, что нужно для жизни дипкорпуса, который вместе с охраной составлял около 600 человек. Дипкорпус размещался на Гиндзе, а мы садились на Ацуги (центральный аэропорт), затем на машинах перевозили продукты. Машины, как правило, давали нам американцы, с которыми мы жили в неописуемой дружбе. Они нас заправляли бензином, давали постели и питание и все бесплатно», – Даньшин Л. П.

В конце 1945 г. и в первые послевоенные годы на самолетах нашего полка совершали инспекторские полеты по Дальнему Востоку представители высшего командования и члены нашего правительства (А. Ф. Микоян) с базового аэродрома – б/х Суходол. «Пришлось повидать многое: перевозить генералов, дипломатов, писателей и поэтов – Горбатова, Кудреватых, К. Симонова. 1946 г. – июль-август этого года осуществлялись полеты на аэросъемку посадочных площадок и взлетных полос всей Курильской гряды и, главным образом, островов Уруп, Итуруп, Мацда (после землетрясения ушедшего под воду), пехотный полк, находившийся там – спасли; Парамушир, Шумушу», – Даньшин Л.П.

«В октябре 1947 г. группой самолетов ПБУ-6А перебрасывали оружие в Маньчжурию, где одерживала победу 8 народно-революционная армия Мао Дзе Дуна. Кругом я – старшина» т. к. звания офицеров присвоили в 1943-44 гг. только летному составу, мы летали больше них, но техсостав (борттехники) так и остался сержантами.

За все дела имею награды: три ордена Красной Звезды, орден Великой Отечественной войны II степени, две медали «За Боевые заслуги» и еще 15 медалей (на 1992 г.), – вспоминает Даньшин Леонид Петрович.

Закончилась Великая Отечественная война, закончилась война с Японией в небе и на море. Память воевавших, тогда совсем молодых людей, хранит все подробности, может быть, каждый день войны. Теперь им более 80 и за 90 лет. Мне доверили эти люди свои воспоминания, свое восприятие военных лет, отнеслись ко мне по-отечески и с любовью. Спасибо за доверие, за возможность выразить им великое уважение и еще за что-то такое, о чем говорить трудно. Краснознаменный Порт-Артурский авиаполк продолжает службу; 2010 год – юбилейный для него. 6 декабря 2010 г. полку исполняется 70 лет. В 1954 г. авиаполк был перевооружен на самолеты Бе-6 – очень интересные гидросамолеты. И об этом будет другой рассказ.

Наталья Королёва.

Газета «Время перемен+ТВ», г. Партизанск, 2010 г.

Порт-Артурскому авиаполку-70 лет.

В теперь уже далеком 1990 году Краснознаменный Порт-Артурский авиационный полк отмечал свое 50-летие. На большой праздник были приглашены ветераны полка, живущие на территории нашей огромной страны – СССР.

Но приглашавшие по долгу службы немного знали о ветеранах и потому не все были приглашены. Один из ветеранов полка, Даньшин Л. П., ответил письмом на приглашение, где рассказал о себе, о том, что знает, что испытал сам, проходя службу в этом знаменитом авиаполку. Через год после прошедшего юбилея, я, работая в полковой комнате боевой славы, обратилась к Даньшину Л. П. с письмом, упомянув фамилию моего отца, с которым он прослужил несколько лет.

И вот что было в ответе:

«Ну как Вас не помнить, если родилась и росла у нас на глазах. Я и сейчас прекрасно помню твое лицо». С этого письма и началась моя практическая музейная работа, в том числе и работа с ветеранами. Мне неудивительно их доброе, уважительное, деликатное и по-отечески доверительное отношение. Это дало мне основание считать их всех отцами.

Многие из тех, кто сейчас живет далеко от Приморья, но принимал участие в жизни полка, помнят, как командира звали уважительно «батя» и когда были дети полка – сыновья и дочери. Уверена, что многие из ветеранов, читая эти строки, будут счастливы, вспоминая прошедшие годы. Первая моя публикация в газете «Время перемен+ТВ» дала такое ощущение. И вот теперь я продолжаю свой исторический рассказ про Краснознаменный Порт-Артурский авиационный полк, несущий свою нелегкую службу близ г. Партизанска, в с. Николаевка.

Приближается славная дата 70-летия полка и моя статья посвящена ей. Год рождения Краснознаменного Порт-Артурского авиационного полка – 1940, 4 декабря, а место рождения – бухта Суходол.

Первые послевоенные годы, вплоть до 1954 г., авиаполк очень активно и напряженно работал, укрепляя обороноспособность огромных территорий Дальнего Востока. Как мы знаем, по результатам войны СССР с Японией нашей стране отошли острова Курильской гряды, которые японцы сейчас называют своими северными территориями. Эти острова у нас теперь на слуху: Итуруп, Уруп, Кунашир, Мацува, Парамушир и др. А такие названия островов как, Шикотан, Сахалин мы связываем с рыбопромысловыми путинами, имеющими большое значение для экономики нашей страны.

Все работы по обустройству, расположенных на островах Курильской гряды, аэродромов проводились специалистами нашего авиаполка. Например, была проведена аэрофотосъемка всех взлетно-посадочных полос на островах. Над этим заданием работали в течение трех месяцев без перерыва, летая на самолетах ПБУ-6А.

В 1954 году полк был перевооружен на самолеты БЕ-6. Это гидросамолет, то есть самолет, приспособленный для взлета с воды и посадки на водную поверхность. БЕ-6 – это летающая лодка. Описать внешний вид этого самолета непросто. Когда самолет находится на воде, то он похож на большую, уснувшую птицу с раскинутыми крыльями, на которых поплавки, как маленькие лодочки, касаются воды. Как только самолет оживает, начинают работать двигатели и вращаться винты, начинается движение, разбег по воде и самолет взлетает в воздух, как бы отклеиваясь от воды и уходя вдоль моря в небо, то он уже становится похожим на парящую птицу.

Летный экипаж состоит из 8 человек: это два пилота (командир корабля и помощник – правый пилот), штурман, борт-техник, радист, оператор и два стрелка. Рабочих мест у стрелков – три. Самолет вооружен пушками НР-23. Кроме летного экипажа за самолетом закреплен наземный экипаж: техник и механик. Вообще, с прибытием самолета БЕ-6 в полк, в гарнизоне прибавилось людей. Авиационный гарнизон – это единый организм, в котором все работают на авиаполк и все подчинено одной задаче – самолеты должны летать. Обеспечивают решение этой задачи и другие воинские части, но все они работают, как единый механизм, руководимый командиром полка.

В авиагарнизоне обязательно есть авиационно-техническая база – АТБ и в ней имеются все необходимые службы: продовольственная, вещевая, техническая, боепитание, автоподразделение, плавсредства (катера, шлюпки и водолазы). Когда полк еще находился в Суходоле, то связь обеспечивала самостоятельная воинская часть, бывшая единым боевым организмом самого авиаполка. И ветераны таких воинских частей так же считаются ветеранами нашего полка. Например, Виктор Иванович Анашко пришел в связь молодым лейтенантом, прослужил там долгие годы. Затем уже полковником продолжил службу на высокой должности в штабе авиации ТОФ и затем ушел в отставку, но считается нашим, полковым ветераном. Он с большим интересом и удовольствием воспринял первую публикацию по истории своего полка. Так что поздравлением с 70-летием полка будет с полным правом адресовано и ему.

Существование авиационного гарнизона, подобное единому организму, невозможно организовать по-другому. Самолеты БЕ-6 с юга СССР, из г. Поти. 18 самолетов поступили в течение трех месяцев – с 29 июля по 18 сентября 1954 года. Перегонка самолетов производилась группой летного состава ВВС Черноморского флота по маршруту Поти – Владивосток – Суходол.

Маршрут следования включал в себя 33 населенных пункта. Главные особенности самолета были в том, что он мог осуществлять взлет и посадку только с воды и на воду. В результате перегон всех самолетов прошел безаварийным. 12 июля 1957 года черноморские летчики перегнали еще два самолета БЕ-6, а 10 сентября 1957 года в Суходол прибыли еще четыре таких же самолета, находившиеся на о. Сахалин в районе озера Чибисанское. Эти самолеты перегоняли наши, суходольские экипажи, где командирами были: майор Трофимов, капитан Соколов, старший лейтенант Находнов, старший лейтенант Фатьянов. К концу лета 1960 года авиаполк был полностью готов к службе на гидросамолетах БЕ-6. 26 августа 1960 года полк был переименован в отдельный дальнего действия авиационный Порт-Артурский Краснознаменный противолодочный полк.

Одновременно с переоснащением нашего полка самолетами БЕ-6 такими же самолетами вооружалась армия Китая. В 1956 году наши летчики перегнали 6 самолетов БЕ-6 в КНР. Туда же была направлена группа летного и технического состава из нашего полка для оказания военным этой страны помощи в освоении гидросамолетов. В китайской командировке они находились один год. В составе командированных были: Манышев В. Н. (в настоящее время проживает в с. Николаевка) и Левхин Ю. Т., который мне много рассказывал о рабочих и внерабочих отношениях с китайцами. Китайцы обращались к нашим офицерам по фамилиям, добавляя окончание «шин»: Манышев-шин, Левхин-шин и т. д. Возможно, это что-то уважительное. Китайцы были хорошими, способными учениками, а Левхина Ю. Т. можно смело признать талантливым учителем. Он был в полку начальником группы «Радио» в технико-эксплуатационной части – ТЭЧ. Он очень много всем помогал, обучая, помогая и в профессии, и в жизни. Матросы-механики, вспоминая о нем с теплотой и глубоким уважением, почтительно называли «Тиханыч».

Вскоре после командировки в Китай ВВС ТОФ провели совместные учения с ВВС КНР. Это было в июне-июле 1957 года. На этих учении добились первых результатов. Так противолодочники обнаружили подводные лодки «противника» при помощи гидроакустических буев. В результате поиск и уничтожение подводных лодок противника стал основным делом нашего полка. Начались годы боевой учебы искусству обнаружения и обезвреживания подводных лодок противника. Учились постоянно, используя для этого разные гидроаэродромы на о. Сахалин, Камчатке, как на озерах, так и в морских бухтах.

Учеба – это дело монотонное и скучное, писать о ней не так интересно, как о боевых действиях. Не всегда и учеба проходила мирно и спокойно. Вот один из опасных эпизодов. 30 сентября 1960 года на самолете БЕ-6 экипаж капитана Николая Находнова выполнял специальное задание. В составе экипажа было 9 человек: сам командир капитан Находнов Н., помощник – правый летчик лейтенант Петров В., штурман капитан Белоконь О., бортмеханик Бессонов А., а также два воздушных стрелка, радист, оператор, санинструктор – все пять человек – матросы и сержанты срочной службы. По причине неисправности двигателя самолет произвел вынужденную посадку в открытом море на удалении от береговой черты 280 км при волнении моря в 5-6 баллов (шторм).

При выполнении аварийной посадки в условиях шторма самолет получил повреждения, и через 15 часов затонул. На помощь терпящему бедствие экипажу из Суходола на самолете БЕ-6 вылетел старший лейтенант Александр Лифаненко. Он нашел в штормовом море гибнущий самолет, кружил в воздухе над ним, поддерживая с экипажем радиосвязь, визуально наблюдая его и готовый прийти на помощь. Он кружил до тех пор, пока к месту аварии не подошел эскадренный миноносец «Веский».

Экипаж Н. Находнова подняли на борт миноносца в полном составе, а поврежденный самолет вскоре затонул. Весной следующего года водолазы подняли с него радиооборудование, которое нельзя было оставлять даже на глубине.

Сегодня мы смотрим на те события через огромные расстояния времени, через целую жизнь и понимаем, какие это были сильные, мудрые, скромные и высоконравственные люди. Они пережили тяжелейшее потрясение.

В гарнизоне все обо всех известно – слишком уж там тесно. Командир экипажа Находнов славился у нас замечательным музыкантом. Он был аккордеонист, каких мало. Он незабываемо играл на своем красивом, бело-зеленом перламутровом аккордеоне. Народ-то в гарнизоне жил в основном молодой, поэтому многие активно занимались игровыми видами спорта на стадионе: баскетболом, волейболом, футболом, а также городками и легкой атлетикой. В Доме офицеров и в матросском клубе готовили концерты художественной самодеятельности. Работали библиотеки и в них всегда было много читателей. Такая напряженная и интересная жизнь обогащала духовно опыт людей, делала их лучше.

О прошедшей войне практически не говорили. Привлекательного и восторженного в ней тогда ничего не находили и восторгов по поводу героического военного прошлого тогда особенно не выражали. Только в 1965 году, в день 20-летия Победы и в нашем гарнизоне, да и по всей стране был объявлен большой праздник.

Первый раз хороший военный парад мы увидели в Суходоле: коленопреклонение, салют из ракетниц на радость детям. На празднике присутствовали те, кто воевал (они еще проходили службу): прославленный летчик Иван Васильевич Щавелев; приехал из Москвы первый комиссар полка Русанов. Тогда в полку были замечательные командиры и их без всякой иронии называли «отцы-командиры».

С 1963 года командиром авиаполка был Евгений Николаевич Сараев и с ним связано очень много хороших воспоминаний. Три основных командира были дружны между собой; было взаимопонимание во взглядах на службу, полеты и саму жизнь: Сараев Е.Н – командир АП, Белоярцев Ю.П. – замполит, Литаврин Д.К. – начальник штаба. Каждое утро за один час до службы эти три командира обходили весь гарнизон, не оставляя без внимания ни один объект. Они как будто принимали в свои руки гарнизон от дежурных служб. Так они делали каждый день. Они внимательно относились ко всему. Например, когда ранней весной 1966 года ушел из жизни хороший специалист и заслуженный человек Гречухин Г. И. и в момент, когда готовился торжественный салют, то над провожающими появился самолет БЕ-6. Покачивая крыльями, он будто прощался с ушедшим из жизни человеком. Такое было впервые в полку, а пилотировал самолет сам Е. Н. Сараев. Это был первый вылет после зимы, и бухта еще не совсем очистилась ото льда. Главное в этом деле – было получить разрешение на вылет у Командующего авиацией ТОФ, и Сараев его получил.

15 лет Краснознаменный Порт-Артурский авиационный полк отлетал на гидросамолетах БЕ-6, научился обнаруживать и обезвреживать подводные лодки и постоянно совершенствовался в этом. Наступило время пересаживаться на более новые самолеты и ими стали БЕ-12 – амфибии. В 1969 году личный состав авиаполка прошел переобучение на юге нашей страны. Новые самолеты стали поступать в полк в 1969 году, а сам полк был переведен вначале в Новонежино, а затем в Николаевку. Для самолетов БЕ-12, кроме гидроаэродрома, был необходим основной наземный аэродром.

Свой тридцатый день рождения полк отмечал уже в Николаевке в 1970 году. Этот период был трудным и напряженным: поступала новая техника, а перегон самолетов из завода-изготовителя совершали свои экипажи. Вот так учились летать на новых самолета, учились их обслуживать. В то время в Николаевке находились и другие авиаполки, а наш – называли Суходольским.

В первые годы на новых самолетах летали много, проводились масштабные учения. Так состязательные поиски подводных лодок проводили ежегодно. В том числе, на приз Главнокомандующего ВМФ в 1970 году, 1971, 1972 и три раза подряд полк завоевывал первые места. За это приз Главнокомандующего ВМФ передан на вечное хранение Тихоокеанскому Флоту.

Кроме серьезных дел были и курьезы. 23 мая 1973 года во время подготовки к полетам в Николаевке в самолет БЕ-12 забрались два мальчика лет по двенадцать из Партизанска и спрятались в нем. Минут через 30 от начала полета штурмана самолета Власова Б. Г. кто-то похлопал по плечу. Обернувшись он с ужасом увидел в кабине самолета двух мальчишек. Дело в том, что во время полета все члены экипажа надевают защитные шлемы, а у мальчишек их, понятное дело, не было. На большой высоте в негерметичном отсеке им стало очень тяжело, вот они и вышли к экипажу.

Штурман передал командиру Сафронову В. И. записку: «Командир, в самолете пацаны». Доложили руководителю полетов об «воздушных зайцах» и самолет вернули на базу. Только посадить самолет, под завязку заправленный топливом для дальнего полета, не представлялось возможным и пришлось на ходу сливать 6,5 тонн горючего. Был причинен серьезный материальный ущерб, но дети остались живы, хотя все могло закончиться гораздо трагичней.

Далее в своем рассказе хочу отдать дань уважения штурманам. Штурман в летном деле – ключевая фигура. Именно он осуществляет судовождение, составляет маршрут полета, делает массу расчетов. В противолодочном деле штурман – основная фигура и летчики это не отрицают.

Я назову лишь некоторые имена известных суходольских штурманов: Саркисьянс Н. К., Ересковский В. Ф., Малахов И. И., Ятманов Н. И., Воробьев В. И., Лаврентьев Н. М. (преподаватель военно-морской академии в Санкт-Петербурге, профессор, доктор технических наук, полковник). Далее в ряду со своими старшими учителями заслуженно стоят штурманы-противолодочники Власов Б. Г., Соболев В. А., Коротнев В., Осадчий В. В., Фомичев С. Наш Порт-артурский полк традиционно силен своими штурманами. Замечательные люди и специалисты, они через долгие годы пронесли свою приверженность к профессии - штурманскому делу.

В любой воинской части за время службы происходят разные нештатные ситуации. Были таковые и в нашем авиаполку. В то время командиром полка был Василий Максимович Глущенко. Во время тренировочных ночных полетов произошла удивительная посадка самолета БЕ-12 без шасси, на «брюхо». Когда самолет готовится к взлету, посадке или другим действиям, то все члены экипажа выполняют свои обязанности – читают карту. Помощник командира корабля Старков С. читает по карте «шасси выпущены», но не посмотрел в форточку (есть такая у него) и не убедился в том, что это действительно произошло. Командир уверенно садит самолет на взлетно-посадочную полосу и плотнее прижимает его к бетону, чтобы он не прыгал на неровностях. А значит и средства объективного контроля показали перегрузку. Полеты были ночные и по рассказу очевидцев, этот самолет, как ракета, со скрежетом и пламенем понесся по полосе. Два мощных двигателя протащили тяжелый самолет по бетону до полной остановки. Возникла тяжелая ситуация: весь экипаж живой, но взлетно-посадочная полоса занята, самолет-то не сдвинуть с места, а в воздухе кружат другие самолеты, ожидая своей посадки. В результате один из этих самолетов произвел посадку прямо на грунт, рядом с бетонкой (командиром на нем был замечательный летчик Анатолий Иванович Бочаров), а остальные самолеты ушли на запасной аэродром в Кневичи. Впоследствии самолет, севший на брюхо, отремонтировали, но он больше не летал. Говорят, что снаряд дважды в одну воронку не попадает, однако бывают исключения. Именно со С. Старковым, правым летчиком, это самое и приключилось.

Через несколько лет после описанного происшествия, когда Старков уже стал командиром корабля, его экипаж перегонял с ремонта из г. Таганрог в Николаевку самолет БЕ-12. При заходе на посадку на одном из аэродромов близ г. Чита случилась авария – не выпускалась одна «нога» шасси, а садиться все равно надо. Старков принимает решение: садиться на «брюхо», на грунт, в снег. Разрешили. Конечно, сознательная посадка без шасси дело трудное, сложное, страшное и произвести ее очень опасно. Но экипаж справился с этой проблемой и Старков посадил самолет с минимальными повреждениями. После этой аварийной посадки на место вызвали наших специалистов – ремонтников из Николаевки во главе с главным инженером авиации ТОФ Машенцевым. В эту группу вошли старшие прапорщики Волков А. П. и Чупахин А. И. Неисправности успешно устранили, и борт № 55 благополучно прибыл в Николаевку. За мужество при аварийной посадке, сохранение самолета и экипажа Старков был награжден орденом Красной Звезды.

В ходе боевой подготовки авиаполку приходилось совершать самые разные полеты. Важной частью учебы были полеты с воды и боевое дежурство на гидроаэродроме в бухте Суходол.

До 1982 года полеты с гидроаэродромов проводились по упрощенной схеме: самолеты БЕ-12 взлетали с земли в Николаевке, садились на воду в Суходоле, затем отрабатывали взлет с воды и возвращались в Николаевку. Экипажи, находившиеся в Суходоле, могли менять друг друга.

С 1982 года началось по-настоящему полноценное качественное боевое дежурство в бухте Суходол. Делалось это так: самолет взлетал в Николаевке, садился на воду в Суходоле, а затем, на работающих двигателях, «выходил» на сухопутную стоянку. Зрелище это было просто удивительное. Только представьте, как самолет садится на воду, подруливает к бетонному спуску, уходящему под воду, становится на шасси и по бетонной дорожке сам поднимается на сушу. Кажется, будто самолет некий самостоятельный, одушевленный гигант, независимый и свободный. На суше выходом из воды и парковкой самолета занимается опытный техник или инженер, который с помощью специальных жестов «дирижирует» самолетом. Я видела, как эту сложную работу выполнял инженер авиаполка Манжуло Л. И.

Впервые выход самолета из воды на сухопутную парковку осуществил командир авиаполка полковник Сергей Дмитриевич Ханахбеев – замечательный летчик, мужественный и очень решительный человек. Он начинал свою службу в полку лейтенантом еще на Суходоле на БЕ-6, успешно окончил в Ленинграде военно-морскую академию. С. Д. Ханахбеев повысил качество учебно-боевой подготовки летчиков. Оценка его работы была высокой – он награжден орденом «За службу Родине в ВС». Таких орденов у Ханахбеева было два – II и III степени и это награды за боевые дела. И в настоящее время работа Ханахбеева тесно связана с подготовкой летчиков.

Поздравить ветеранов с 70-летием авиаполка можно праздничным текстом, направленным к 50-летию полка Евгением Николаевичем Сараевым – настолько оно актуально:

«Дорогие друзья-однополчане! Вместе с вами, с чувством глубокого удовлетворения, отмечаю славный юбилей одного из старейших полков в авиации Военно-Морского Флота. Вместе с вами горжусь вашими славными делами, вписанными в историю ВВС Тихоокеанского Флота. На одной из конференций авиации ВМФ некий высокопоставленный офицер, прослушав доклады авиаторов-противолодочников, заметил, что, по его мнению, искать в океане подводную лодку, все равно, что ловить кита на спиннинг. Учитывая оснащенность в то время противолодочных самолетов, доля правды в той шутке была. Однако, вопреки всему, лодки мы искали и даже не единожды завоевывали первые призы ГК ВМФ на призовых соревнованиях. Усилиями наших асов и мастеров своего дела на самолетах чуть моложе их первого поколения Краснознаменный Порт-Артурский занял достойное место в авиации ВМФ. Не сомневаюсь, верю, что традиции ваших старших товарищей вы не только не утратили, но и значительно приумножили. Примите наши искренние поздравления и пожелания успехов в вашей многотрудной службе; здоровья вам и вашим семьям». С уважением бывший командир Краснознаменного Порт-Артурского полка, заслуженный военный летчик СССР, полковник в отставке, Е. Н. Сараев.

После 1993-1994 гг. в состав авиаполка влились другие авиаподразделения и техника пришла другая. За последние годы наиболее известной работой авиаполка, освещенной в СМИ, являлась охрана мирного судоходства в Аденском заливе. На авианесущих кораблях несут боевое дежурство вертолеты, входящие в состав Порт-Артурского полка. Работой экипажей вертолетов по праву можно гордиться. Не могу отметить всех воинов, но одного назвать хочу. Это полковник Игорь Шлыков – настоящий боевой офицер и достойный представитель Порт-Артурского авиаполка.

С начала 80-х годов в г. Москве создан Совет ветеранов Краснознаменного Порт-Артурского авиационного полка. Каждый год 9 Мая по приглашениям-извещениям и без них собираются ветераны полка на площади Маяковского в столице нашей Родины. Программы встреч всегда интересные и насыщен обмен информацией, беседы, дружеское застолье, фотографирование и т. д.

Задолго до перевода полка в Николаевку, еще в Суходоле, создавалась комната-музей боевой славы авиационного полка. Вместе с полком все эти годы музей жил, обретал очертания, накопил много информации и разнообразного материала. Только наступили тяжелые времена и для музея. Думаю, что с помощью ветеранов полка в Москве музей обретет новое рождение, и читатели этих строк смогут познакомиться с его экспозициями.

О мирной жизни полка порой писать сложнее, чем о его боевых действиях. Благодарю всех, кто помогал мне в сборе материалов для этой публикации – истории нашего полка. Пусть моя работа будет поздравлением к 70-летию Порт-Артурскому авиаполку.

Н. Королёва.

Газета «Время перемен+ТВ», г. Партизанск, 2010 г.

 

Фотографии и материал предоставлены К. Ершовым, выпускником ОВВАКУЛ 1986 г.